Отраслевые подборки (УДК)
Издания подборки 1 - 10 из 49
1.

Количество страниц: 8 с.

Статья посвящена исследованию раннеякутского погребения кулун-атахской культуры XIV–XV вв., обнаруженного на территории Ботсада ЯГУ у Атласовских озер в 2003 г. Оно является уникальным для якутской культуры по обряду захоронения. Погребение выполнено в сидячем положении. Голова погребенного мужчины была покрыта сплошной повязкой из сшитых между собой полос бересты, что впервые наглядно представляет методы и способы закрытия ран и оказания помощи в рассматриваемое время. На черепе зафиксированы множественные смертельные рубленые повреждения. Полученная по кости АМС-дата 515+/-45 л.н. (1310–1450 гг. н.э.), относит погребение к раннему этапу (XIV–XV вв.) кулун-атахской культуры. Антропологические исследования показывают близость его к современным бурятам и монголам, что подтверждает эпические версии о первоначальном приходе на Лену бурятских или монгольских переселенцев во главе с Омогой Баем.
Article is devoted to research of the early Yakut burial of Kulun-Atakh Culture, dated XIV–XVth centuries AD; it was found on the territory of Botanical Garden of the Yakutsk State University near the Lake Atlasovskoe in 2003. It is unique to the Yakut material culture in terms of burial rites. The buried person is placed in sitting position. The head has been covered with continuous bandage made of birch bark strips sewn together, that visually represents methods of closing the wounds and rendering assistance. On a skull, numerous deadly chopped damages are visible. The AMS 14C date obtained on human bone is 515+/-45 BP (calibrated age 1310–1450 cal AD), corresponding to the early stage of the Kulun-Atakh Culture. Anthropological research shows the affinity of the Atlasovskoe burial to modern Buryats and Mongols that confirm the epic sources about the initial arrival of Buryatian and Mongolian immigrants, led by OmogoyBaay, to the Lena River region.

Атласовское захоронение XIV-XV вв. кулун-атахской культуры в контексте проблем этногенеза якутов / В. М. Дьяконов, ИГИиПМНС СО РАН, А. Д. Степанов, СВФУ им. М. К. Аммосова, А. Н. Багашев, ИПОС СО РАН, Тюмень, Д. И. Ражев, ИПОС СО РАН, Тюмень, Я. В. Кузьмин, ИГиМ СО РАН, Новосибирск, Г. В. Л. Ходжинс, Университет Аризоны, Тусон // Всадники Северной Азии и рождение этноса: этногенез и этническая история саха : материалы Всероссийской интердисциплинарной научной конференции с международным участием, посвященной 125-летию Г. В. Ксенофонтова и 100-летию Л. Н. Гумилева (г. Якутск, 24-26 октября 2012 г.). — Новосибирск : Наука, 2014. — С. 233-240.

2.

Количество страниц: 9 с.

Данная статья предоставляет информацию о писанице, находящейся на реке Джампа, приблизительно в 4 км от ее устья на территории Ленского района Республики Саха (Якутия). Памятник представляет собой культовый комплекс – святилище древних людей, включающее грот и скальный выход-останец с сохранившимися наскальными рисунками, возле которых обнаружен также и разновременный жертвенный материал в виде концевого скребка из кремня, углового резца на кремневой пластине и др. Предварительно писаницу по материалам жертвенника можно датировать в широком диапазоне ранний неолит-бронзовый век.

Алексеев, А. Н. Святилище Джампа - новый памятник древних обитателей Ленской тайги / А. Н. Алексеев, В. М. Дьяконов // Фундаментальные проблемы археологии, антропологии и этнографии Евразии. — Новосибирск : Издательство Института археологии и этнографии СО РАН, 2013. — С. 460-468.

3.

Количество страниц: 11 с.

В статье описывается керамика бронзового века, декорированная Һжемчужинамиһ в сочетании с вдавлениями и штампами, которая является основным индикаторным признаком памятников выделяемой нами улахан-сегеленняхской культуры, распространившейся на территории Южной, Юго-Западной и Западной Якутии, вплоть до центральных ее областей, во II тыс. до н.э. Она по ряду параметров (технология изготовления, форма сосудов, орнамент и др.) отличается от устьмильской и имеет черты керамики как материнской ымыяхтахской культуры, так и пришлого населения. Распространение улахан-сегеленняхской культуры в Якутии, судя по всему, не было всеобъемлющим, но охватывало значительную таежную территорию бассейнов Алдана, Олёкмы, Вилюя и средней Лены. Основу пришлого компонента составляли, по-видимому, глазковские племена, проникавшие сюда через верховья этих рек.

Дьяконов, В. М. Керамика Улахан-Сегеленняхской культуры бронзового века Якутии / В. М. Дьяконов // Археология, этнография и антропология Евразии. — 2012. — N 4 (52), октябрь-декабрь. — С. 106-115.

4.

Количество страниц: 10 с.

В статье приводится история археологического изучения территории Тулагино-Кильдямского наслега и северной части долины Туймаада (Центральная Якутия). Публикуется археологическая карта и полный список 113 объектов археологического наследия, выявленных в Северной Туймааде с 1918 по 2012 гг., дается их хронологическая характеристика. Приводится описание наиболее изученных опорных объектов.

Дьяконов, В. М. Археологические памятники Тулагино-Кильдямского наслега и Северной Туймаады / В. М. Дьяконов // Тулагы-Киллэм ытык сирдэрэ. — Дьокуускай : СМИК-Мастер. Полиграфия, 2016. — С. 57-66.

5.

Количество страниц: 11 с.

В статье подводятся итоги археологического изучения Ленского района Республики Саха (Якутия). Большой вклад в археологическое изучение района внесли Ленская историко-археологическая экспедиция, Приленская археологическая экспедиция ЯФ СО АН СССР, археологическая экспедиция Якутского государственного университета и археологическая экспедиция Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН. В результате многолетних работ здесь было обнаружено около 50 разнообразных археологических памятников (стоянки, погребение, писаницы, святилища) различного хронологического диапазона – от палеолита до этнографической современности. Все памятники приурочены к берегам рек Лена, Витим, Пеледуй, Нюя, Джерба, Джампа. Промышленное освоение юго-запада республики, связанное с развитием здесь нефтегазового комплекса, создает перспективы интенсификации археологических исследований в районе.
The article sums up the results of the archaeological studies of the Lensky district of the Republic of Sakha (Yakutia The great contribution to the archaeological study of the region was made by the Lenskaya Historical and Archaeological Expedition, the Prilenskaya archaeological expedition of the Yakutsk Branch SB AS USSR, the archaeological expedition of the Yakutsk State University and the archaeological expedition of the Institute for Humanities Research and Indigenous Studies of the North of the SB RAS. As a result of many years of works, about 50 various archaeological objects (sites, burials, petroglyphs, sanctuaries) of various chronological ranges from the Paleolithic to ethnographic modernity were discovered here. All objects of archeology are confined to the banks of the rivers Lena, Vitim, Peleduy, Nuya, Djerba, Jampa. Industrial development of the South-West of the Republic, associated with the development of the oil and gas complex, creates prospects for intensifying of archaeological research in the region.

Дьяконов, В. М. Карта археологических памятников Ленского района Якутии: новые материалы и уточнения к существующему списку / В. М. Дьяконов // Северо-Восточный гуманитарный вестник. — 2017. — N 2 (19). — С. 10-20.

6.

Количество страниц: 4 с.

Статья вводит в научный оборот редкий для территории Якутии артефакт – бронзовый топор-кельт, обнаруженный в 2013 г. в Нюрбинском районе Республики Саха (Якутия). Кельт относится к типу безушковых, украшенных линиями, треугольными фестонами и глазками. Похожий топор был найден ранее у пос. Мурья Ленского района Якутии в разрушенном погребении. Аналоги нюрбинскому кельту встречаются на территории лесной и лесостепной зоны Красноярского края и относятся к красноярско-ангарскому типу. Кельты, подобные нюрбинскому, синхронизируются с раннетагарским временем – VII–VI вв. до н.э., а их проникновение в Якутию связывается с носителями цэпаньской культуры раннего железного века из Северного Приангарья.
The article describes a bronze axe (celt) discovered in 2013 near Nyurba in the Republic of Sakha (Yakutia). Such artifacts are rarely found on the territory of Yakutia. The celt belongs to the type of earless axes and is decorated with lines, triangular festoons and eyelets. A similar axe had been found earlier in a ruined burial near the village of Mur'ya in Lensky district of Yakutia. Analogs of the Nyurba Celt are found on the territory of the forest and steppe zones of Krasnoyarsk region and belong to the Krasnoyarsk-Angarsk type. Celts like Nyurba Celt are synchronized with the early stage of the Tagar culture and dated to the VII-VI centuries BC. Their penetration in Yakutia is associated with bearers of Tsepan’ culture of Northern Angara region dated to the Early Iron Age.

Дьяконов, В. М. Нюрбинский бронзовый кельт (к вопросу о культурных связях Якутии и сопредельных территорий в эпоху палеометалла) // Северо-Восточный гуманитарный вестник. — 2015. — N 4 (13). — С. 12-15.

7.
Автор:
Борисов Андриан Афанасьевич

Источник: Вестник Бурятского научного центра Сибирского отделения Российской академии наук. - 2019. - № 2 (34). - С. 34-42

Год издания: 2019

Количество страниц: 9 с.

В кочевой среде евразийских степей издревле развивался улус как особая форма социальной и потестарной организации. Такой статус был обусловлен хозяйством и образом жизни. В работе дискутируется проблема существования улуса у тюркских и монгольских народов как альтернативный путь политогенеза. На примере якутского улуса в сравнительно-историческом плане анализируются некоторые важнейшие особенности улусной системы. Возникнув как семейная или клановая группа, кочующая совместно, улус на протяжении веков развивался в более крупные таксоны, сопоставимые не только с племенной организацией, но и вождеством и государством. Якутский улус пережил на протяжении XVIII в. период восстановления на новой основе, связанной с областной политикой Российского государства
8.

Количество страниц: 8 с.

В статье рассматривается проблема политической активности граждан PC (Я), их интерес к политической сфере жизни. С научной точки зрения интерпретируются такие понятия, как аполитизм и абсентеизм. Выделяются уникальные особенности этих явлений, предпосылки их образования и необходимость объективной опенки в функционировании современного общества. Исследование базируется на результатах анкетирования жителей г. Якутска, Кобяйского (пос. Сангар, с. Батамай), Жиганского (нос. Жиганск) и Булунского (нос. Тикси, с. Сиктях) районов Республики Саха (Якутия), проведенного в рамках работы экспедиции ҺПлавучий университет на р. Лена - 2017һ. Особое внимание уделено влиянию пространственного фактора (географическое расположение, условия жизнедеятельности) на предрасположенность к аполитичному настрою общества. Анализируется взаимозависимость уровня интереса к политике и доверия к власти, выводятся закономерности функционирования аналитизма в пространстве Республики (Саха) Якутия. Проводится анализ результатов oirpoca по возрастному и гендерному показателям
The article deals with the issue of political activity of citizens of the RS (Y). their interest in the political sphere of From the scientific point of view, such concepts as apolitism and absenteeism are interpreted. The unique features tese phenomena, the prerequisites for their formation and the need for its objective evaluation in the functioning of society arc singled out. The course of preparation for questioning the population is described. The results of the data collection in Yakutsk. Kobyaisky (Sangar village, Batamay village), Zhigansky (Zhigansk village) and :y (Tiksi, Siktyakh) ulus areas are presented in the w ork of the “Floating University on the Lena River 2017’. aasic hypothesis is proposed at the level of comparison in Yakutia, it is checked whether it corresponds to actual The question of the influence of the spatial factor (geographic location, living conditions) on the predisposition re apolitical mood of society is investigated. The interdependence of the level of interest in politics and trust in is analyzed, and regularities in the functioning of apolitism in the territory of the Republic (Sakha) of Yakutia are ed. A comprehensive analysis of the reasons underlying the specific attitude of the republic's citizens to politics as is being conducted. The Appendix contains a sample of the questionnaire and indicative histograms with the of the survey.

Новоприезжий, А. О. Отношение к политической власти жителей приленских районов (по материалам экспедиции РГО "Плавучий университет-2017") / А. О. Новоприезжий // Северо-Восточный гуманитарный вестник. – 2018. – N 4 (25). – C. 66-73.
DOI: 10.25693/IGI2218-1644.2018.04.008

9.
Автор:

Количество страниц: 7 с.

В статье раскрывается деятельность одного из ярких представителей якутской интеллигенции - выдающегося государственного и политического деятеля, основоположника якутской советской литературы, ученого Платона Алексеевича Ойунского (1893-1939), по реализации масштабного проекта строительства государственности в форме Якутской Автономной Советской Социалистической Республики и национально-культурному возрождению. Подчеркнута роль Октябрьской революции 1917 г. в судьбе выдвиженцев из представителей коренного населения - членов РСДРП (б), на работу в органы государственного управления. Деятельность одного из лидеров якутских большевиков Ойунского представлена в контексте политической модернизации в русле новой экономической политики 1920-х гг. Показан его вклад в широкое привлечение на ключевые должности интеллектуалов дореволюционного периода в эпоху военного коммунизма и новой экономической политики. При этом особое внимание уделено сложному периоду, связанному с узурпацией политической власти секретарем Якутгуббюро Г.И. Лебедевым. Отображено зарождение широкого автономистского, национально-культурного, краеведческого движения в Якутии, сыгравшего огромную роль в формировании "новой якутской нацию" в XX в.
The article reveals the activities of one of the prominent representatives of the Yakut intelligentsia - an outstanding Ac and political figure, the founder of the Yakut Soviet literature, linguist Platon Alekseevich Oiunsky (1893-1939) the implementation of a large-scale state-building project in the form of the Yakut Autonomous Soviet Socialist public and national cultural revival, which was a modernization in the conditions of an authoritarian, one-party litical system in 1920. The historical continuity is shown in the course of widespread attraction and appointment of the intellectuals of the pre-revolutionary period to national-state construction to key positions. The birth of a broad autonomist, national-cultural, and local lore movement in Yakutia, which played a huge role in the formation of the new Yakut nation in the Soviet Union, is shown.

Антонов, Е. П. Платон Ойунский: национальная биография в советской империи / Е. П. Антонов // Северо-Восточный гуманитарный вестник. – 2018. – N 4 (25). – C. 27-33.
DOI: 10.25693/IGI2218-1644.2018.04.001

10.

Количество страниц: 10 с.

В данной статье анализируется происхождение этнонима Хангалас. С хангаласцами связан образ родоначальника Эллэя и предводителя всех якутских родов Тыгына. От хангаласцев произошло население не только современного Хангаласского и Мегино-Кангаласского, но и Горного, Олекминского, Сунтарского и Нюрбинского улусов. Хангаласцы также весьма активно участвовали в происхождении якутского населения Абыйского, Момского и Колымских улусов. Хангаласцы традиционно связываются с тюркским племенем канглы и считаются носителями кипчакского компонента в составе народа саха. Канглы считаются потомками ираноязычного Канпой, государства в Средней Азии. По другой версии, канглы сопоставляются с кочевым объединением Гаопой через слово, обозначающее "телегу". Это гипотеза позволила Г.В. Ксенофонтову связать хангаласцев с древними уйгурами, бежавшими в IX в. к племенам да-шивей. В данное время наиболее популярной является версия А.И. Гоголева, связывающая кангаласцев с кыпчакским компонентом в этногенезе саха. Согласно гипотезе А.И. Гоголева и И.В. Константинова, кангаласцы являются последней волной пришельцев с юга, принесших погребения с конем, и связываются с культурой "кыргыс-ётёхов" XVI-XVII вв. Исследователь Ю.А. Зуев обнаруживает канглы среди туматов-дубо и буир-нурских татар. В статье подробно обсуждаются эти версии, а также эвенкийская версия происхождения хангаласцев. Гипотеза тунгусо-веда В.А. Туголукова основана на наличии Кангаласских родов среди приамурских эвенков и отождествлении их с более ранними нанагирами. Данная версия выводит этноним хангалас от одноименного слова в значении Һгусьһ и связывает хангаласцев с качин нами и гипотезой JI.P. Кызласова о происхождении термина "хакас" от слова "хаас".
This article explores the origin of the ethnonym Khangalas. The image of the ancestor of Elleya and the leader of all the Yakut tribes of Tygyn is connected with the Khangalassy people. From Khangalassy people are not only the modem Khangalassky and Mcgino-Khangalassky ulus, but also Gomy (formerly East Kangalassky), Olekminsky, Suntar and Nyurbinsky uluses. Khangalassy people also very actively participated in the origin of the Yakut population of the Abyysky. Momsky and Kolyma uluses. Khangalassy people traditionally connect with the Turkic tribe kangla and are considered to be the carriers of the Kypchak component in the Sakha people. Kanglas arc considered descendants of Iranian-speaking Kangyu. a state in Central Asia. According to another version, the kanglas are compared with the nomadic association of Gaogyui through the word for “cart". This hypothesis allowed G.V. Ksenofontov to connect the Khangalassy people w ith the ancient L'ighurs who fled in the IX century to the tribes of Da-shivey. At this time, the most popular version is A.I. Gogolev, connecting the Kangalassy people w ith the Kypchak component in the ethnogencsis of the Sakha. According to the hypothesis of A.I. Gogolev and I.V. Konstantinov, the Kangalas arc the last wave of strangers from the south, which brought burials with the horse and are associated with the culture of “Kyrgyz-etehev" of the XVI XVII centuries. Researcher Yu.A. Zuev discovers kangly among the Tamat-dubo and Buir-Nur Tatars. ITiis article is discussed these versions in detail. Also, the Evenk version of the origin of the Khangalassy people is discussed. The hypothesis of the Tungusologist V.A. Tugolukov is based on the presence of Kangalassian genera among the Amur Evenks and their identification with earlier nanagirs. This version explains the ethnonym Khangalas from the same name with the meaning “goose". This version of the origin of the Khangalassy people connects them with the Kachin people and the hypothesis of L.R. Kyzlasov about the origin of the term “Khakas" from the word “Haas".

Ушницкий, В. В. Формирование исторического ландшафта Якутии: происхождение хангалассцев / В. В. Ушницкий // Северо-Восточный гуманитарный вестник. – 2018. – N 4 (25). – С. 10-19.
DOI: 10.25693/IGI2218-1644.2018.04.002